Практика уголовных дел районных судов г. Москвы;

Адвокат по уголовным делам в Москве: (926) 204-95-95; (915) 015-71-11; (495) 911-82-21

Адвокат по уголовным делам
Адвокат по уголовным делам Терентьевский П.А.

Вымогательство переквалифицированное в самоуправство

Таганский районный суд г. Москвы в составе председательствующего судьи А., с участием государственных обвинителей Таганской межрайонной прокуратуры г. Москвы С., М., подсудимых Т., А., А. А., защитников Д., Р., С., при секретарях К., Т., а также потерпевшего Х., переводчиков Н., Н., рассмотрев материалы уголовного дела в отношении Т., А., А.А., обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного п.п. а, в ч. 2 ст. 163 УК РФ (вымогательство совершённое группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия),

Установил:

Т., А., А. совершили самоуправство, то есть самовольное, вопреки установленному законом порядку совершение каких-либо действий, правомерность которых оспаривается гражданином, когда такими действиями причинен существенный вред, совершенное с применением насилия и с угрозой его применения.

Так, Т., А., А. и неустановленные соучастники в неустановленное время и месте, но не позднее 20 часов 00 минут ****, имея умысел, направленный на самовольное, вопреки установленному законом порядку совершение действий в отношении Х. в счет возврата имевшегося у последнего долга перед Т., вступили в предварительный преступный сговор, распределив между собой преступные роли.

Во исполнение своего преступного умысла, направленного на возврат Х. долга, Т. **** примерно в 20 часов 00 минут совместно с А. и неустановленными соучастниками, находясь в районе станции метро Пролетарская г. Москвы, расположенной по адресу: г. Москва, 3-й Крутицкий переулок, д.18, встретились с ранее знакомым Х., после чего, посадив последнего в салон автомобиля марки Дэу Нексия, под управлением Т., припаркованного по вышеуказанному адресу, стали высказывать в адрес Х. требования о передаче им денежных средств в размере 45 000 рублей в счет оплаты долга с процентами, сопровождая свои действия словесными угрозами.

Продолжая реализовывать свои преступные намерения, Т. совместно с А. и неустановленными соучастниками, проследовали на автомобиле марки Дэу Нексия, под управлением Т. в неустановленное место, где А., выполняя отведенную ему преступную роль, повторно потребовал у Х. передачи им долга с процентами, угрожая, что в случае отказа передать им деньги, он его убьет. После этого, А. совместно с неустановленными соучастниками и потерпевшим Х. вышли из салона автомобиля, а Т. уехал. В это время к А. на автомобиле марки ВАЗ 2107, подъехал А., после чего А. стал удерживать Х. за руки, а А. совместно с неустановленными соучастниками стали наносить Х. множественные удары руками и ногами в область головы, туловища, ног, применяя тем самым насилие, при этом сопровождали свои действия незаконными требованиями о передаче им денежных средств в размере 45 000 рублей.

После этого, А. и А. совместно с неустановленными соучастниками посадили Х. в салон автомобиля марки ВАЗ 2107, государственный номерной знак которого не установлен, после чего, продолжая осуществлять общий преступный умысел, с целью подавления воли потерпевшего к сопротивлению, вывезли его в лесной массив, расположенный за пределами г. Москвы, более точный адрес не установлен, где А. совместно с А. и неустановленными соучастниками в подтверждение ранее высказанных угроз и требований о передаче им денежных средств нанесли Х. множественные удары в область головы и тела, сопровождающиеся требованиями передачи денежных средств, причинив своими действиями Х. физическую боль и телесные повреждения в виде гематомы правой скуловой области, диаметром 6,0 см, гематомы в левой затылочно – височной области, диаметром 4,0 см, которые согласно заключению эксперта № от **** не являлись опасными для жизни, не повлекли за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности и поэтому расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью.

После чего, Х., восприняв угрозы А. и его соучастников реально, с целью выполнения их требований о передаче денежных средств, в связи с отсутствием необходимой суммы при себе сообщил А. о своем друге Т., который сможет предоставить указанную сумму. После чего,А. с мобильного телефона Х. позвонил Т. и потребовал от последнего найти указанную сумму денег, а затем передать деньги Т., который должен был ожидать Т. возле станции метро Пролетарская г. Москвы, расположенной по адресу: г. Москва, 3-й Крутицкий переулок, д. 18. Через некоторое время Т. позвонил А. и сообщил о том, что денежные средства от Т. он получил. После чего, А. и А. совместно с неустановленными соучастниками, достигнув своей преступной цели по возврату долга, посадили Х. обратно в автомобиль, довезли его до ближайшей станции метро и скрылись в неизвестном направлении. В то время, как Т., придя на встречу с Т. с целью получения долга, был задержан сотрудниками полиции, после чего были задержаны А. и А. Таким образом, Т., А., А. и неустановленные соучастники своими совместными самовольными, вопреки установленному законом порядку действиями, правомерность которых оспаривается потерпевшим, причинили существенный вред Х.

Подсудимый А. виновным себя в совершении вышеописанного преступления признал частично, его позицию поддержал адвокат в суде. Подсудимые Т. и А. виновными себя в совершении вышеописанного преступления не признали.

Т. показал, что **** он договорился с Х. о покупке автомашины последнего за 100.000 рублей и подъехал посмотреть автомобиль, после чего внес аванс в размере 6.500 рублей. С Х. они договорились о том, что тот пригонит ему автомашину через неделю, а он выплатит ему оставшуюся сумму денег. Через две недели он позвонил Х., но тот не брал трубку. Потом у земляка он узнал, что Х. продал автомашину другому человеку. Через месяц ему позвонил Х. Он попросил отдать выплаченный аванс. Х. сказал, что у него нет денег, собрался подъехать. **** он занимался частным извозом. Х. прибыл к метро Пролетарская в 09 часов. С Х. был Т.

Ожидая Х. в районе метро Пролетарская, он встретил А. Он предложил Х. сесть в его автомашину, куда также сел А. и Т. Потом по его просьбе Т. вышел из автомашины. В этом районе не было места для парковки, поэтому они поехали в сторону Микояновского мясокомбината в кафе. Там он остался с Х. в машине, а А. ушел в кафе. Х. ему сказал, что завтра он получит зарплату и отдаст долг либо ему отдадут долг, и он в свою очередь отдаст ему деньги. Подошел А.. Между А. и Х. произошла словесная стычка по поводу возврата долга. Он сказал им прекратить и уехал по делам. Примерно в 23 часа ему позвонил Х. и предложил подъехать к метро Пролетарская, где его будет ждать Т., который отдаст 12.000 рублей. Он спросил о том, почему 12.000 рублей, на что Х. ему ответил, что Т. должен ему 12.000 рублей, чтобы они забирали все деньги. Он приехал в указанное место забирать у Т. деньги 12.000 рублей, и его задержали сотрудники полиции. Денег он при этом не получал. Он не угрожал Х. ни словесно, ни действием, на насильственное требование денег у потерпевшего с А., А. и другими лицами не договаривался, насилия к потерпевшему не применял и не видел, чтобы это делал кто-то из других лиц. С А. и А. он до этого случая знаком не был. А. подъехал к кафе, когда он прощался с Х. и уезжал по делам. Когда он занимался своими делами, ему никто не звонил.

А. показал, что **** примерно в 19-20 часов он подвозил женщину с вещами и по дороге домой ему позвонил А., который предложил подъехать к Микояновскому мясокомбинату к кафе, где они находились. Через 40 минут он подъехал туда. Там находились А., Х. и еще два друга. Т. не было. Они пообщались и решили с А. поехать забронировать кафе, после чего поехать на тренировку. Затем они отправились в кафе в сторону г. Мытищи на его автомашине, за рулем которой находился А., сзади сидели Х. и два друга. По пути два друга вышли из машины. В автомашине они разговаривали на обычные темы. В Мытищах все вышли из автомашины, он пошел в сторону кафе, А. и Х. остались на улице. А. попросил отвезти Х. до метро. Он сел за руль машины, они поехали к метро Медведково. А. дал Х. денег на метро, Х. уехал. Х. он увидел в этот день первый раз. Т. до случившегося он не знал. Он потерпевшему не угрожал, насилия к нему не применял и не видел, чтобы это кто-то из других лиц делал. В отделе полиции от А. он узнал про долг.

А. показал, что Т. является его дядей, с которым они вместе живут в г. Москве. Ему известно со слов Т. о том, что Т. покупал автомашину у Х., дал задаток, точную сумму не знает, после чего ждал, когда ему Х. передаст машину. Х. пропал, автомашину не пригонял. Днем **** он позвонил Х., представился племянником Т. и сказал, что дядя Т. дал ему задаток, а автомашины нет. Х. предложил встретиться в районе метро Пролетарская в 20 часов. Он ожидал в указанном месте Х., подошел Т., так как у него с Х. тоже была назначена встреча. Прибыл Х. и Т. Он был с двумя друзьями. Он общался с друзьями. Х., Т. и Т. сели в машину. Т. вышел из машины. Он тоже с друзьями сел в машину. Т. общался с Х. о долге. Он попросил отвезти до ул. Скотопрогонной к кафе. По пути Х. на повышенных тонах нагрубил Т. Он сделал замечание Х. Они прибыли на ул. Скотопрогонная, он пошел в кафе, а все остальные остались общаться. Когда он вышел из кафе, Х. ругался с Т. Он спросил Х. о том, почему ему сложно отдать Т. 6.500 рублей. Х. стал ему грубить нецензурно, оскорблял его родителей. Он держал Х. за воротник и стал его трясти. Т. их разнял и уехал. Ему звонил А. и спрашивал о том, поедут ли они на тренировку, и предложил подъехать на Скотопрогонную улицу. Т. уехал. Подъехал А.. Они все общались. Он предложил поехать в кафе в Мытищах. Все сели в машину и поехали в сторону г. Мытищи.

В машине находились он, А., его друзья и Х. По пути они высадили его друзей в районе метро Алексеевская. В автомашине они общались на тему кафе, не о долге. Затем в Мытищах А. пошел в кафе. Он и Х. курили на улице. Между ним и Х. была словесная ссора по поводу денег. Рядом стояли два киргиза, которые подошли к ним. Он объяснил этим киргизам, что Х. продал автомашину другому человеку и должен деньги, поэтому они ссорятся. Эти киргизы стали кричать на Х. и избивать его. Х. нецензурно оскорблял его и его родителей, поэтому он два раза ударил его ладонью в лицо. Х. сказал, чтобы они успокоились, он позвонит другу, друг найдет деньги. Потом Х. позвонили, после чего Х. сказал подвезти его к метро, так как ему везут деньги. А. вышел из кафе. Он сказал А., что Х. найдет деньги, они должны ехать. Он, Х., А. сели в машину, Х. высадили у метро Медведково. Он дал Х. денег на метро. Затем он и А. приехали в кафе. После чего он позвонил Т. и спросил о том, отдал ли ему Х. деньги. Т. ему ответил, что он ожидает. Больше он Т. не звонил. В этот же день вечером он приехал домой, и его задержали сотрудники полиции. Он два раза ударил потерпевшего, в чем раскаивается и просит извинения. Он был обижен на то, что Х. не возвращает деньги, обманывает его дядю Т., поэтому он ударил Х. Он Х. не угрожал, деньги не требовал, но просил отдать долг. На вымогательство денег у потерпевшего он ни с кем не договаривался.

Виновность подсудимых Т., А., А. подтверждается следующими доказательствами:

первоначальными показаниями потерпевшего Х. в ходе следствия ****, из которых усматривается, что в начале ноября 2012 года он встретился с Т., который предложил ему приобрести у него автомашину за 90.000 рублей, на что он сказал, что у него есть клиент, который купит его машину за 110.000 рублей. Т. сказал, что они земляки, и он мог бы ему продать машину подешевле. После этого Т. в качестве залога передал ему 6.000 рублей, сказав, что остальные деньги он отдаст чуть позже. Саму машину он должен был отдать Т. после того, как тот отдаст оставшиеся деньги. Через некоторое время, учитывая, что Т. с ним на связь не выходил, он понял, что машину за 110.0000 рублей тот покупать у него не будет, поэтому продал ее другому человеку за 135.000 рублей. Деньги, которые Т. ему дал в качестве залога, он собирался ему вернуть. **** примерно в 19 часов 30 минут он совместно со своим знакомым Т. находились у метро Савеловская. В это время позвонил неизвестный молодой человек с незнакомого номера телефона.

Данный человек предложил встретиться у метро Пролетарская, пояснив, что нужно поговорить. Примерно в 20 часов 00 минут он и Т. приехали к метро Пролетарская по адресу: г. Москва, 3-й Крутицкий переулок, д.14. Выйдя из метро, они встретились с Т., который предложил им сесть к нему в автомобиль. Он сел на переднее пассажирское сидение, а его друг Т. сел на заднее сидение. Через несколько минут Т. попросил Т. выйти из его автомобиля, пояснив, что хочет поговорить с ним один на один. Т. вышел из автомобиля. После того, как Т. вышел, в машину на заднее сидение сели А. и двое его друзей. Он спросил у Т. о том, кто эти молодые люди, на что тот пояснил, что один из ребят является его племянником А., а остальные его друзья. Он спросил о том, зачем они сели в автомобиль, на что Т. в грубой форме ответил, что здесь приказывает он и велел ему заткнуться.

После чего они уехали от станции метро Пролетарская, куда именно, пояснить не может, так как сильно испугался и за дорогой не следил. По дороге Т. говорил, что он должен вернуть ему деньги. Примерно через 10 минут они остановились в каком–то тупике, где никого из людей не было. А. спросил у него о том, сколько он должен денег, и когда их отдаст, он ответил, что должен 6 000 рублей Т. и отдаст их на следующий день, на что ему сказали, что будет уже поздно. Затем А. сказал, что он не отдавал долг один месяц, а значит теперь он должен уже 45 000 рублей, пояснив, что это проценты, и если через 30 минут он не найдет деньги, то он его убьет. Все остальные лица, которые находились в машине, также принимали участие в разговоре и высказывали угрозы. По тому, как они себя вели, он понял, что они заранее договорились между собой. Угрозы он воспринимал реально, испугался за свою жизнь. Они вышли из автомашины на улицу, Т. уехал, а он остался вместе с А. и двумя его друзьями. Через некоторое время подъехал автомобиль марки ВАЗ 2107 белого цвета, которым управлял А..

В это время А. схватил его за руки, а остальные, в том числе А., все поочередно начали наносить ему удары руками, ногами в область головы, по животу, по ногам, при этом требовали с него денежную сумму 45 000 рублей. В этот момент он закрыл голову руками. А. несколько раз ударил его рукой в область головы и сказал, что убьет его, если он не найдет 45.000 рублей. После этого насильно, против его воли, его посадили в автомобиль ВАЗ 2107, за руль которого сел А.. В этот момент ему позвонил Т., которому он пояснил, что с него требуют 45 000 рублей и угрожают убить. Т. сказал, что попробует найти деньги. После этого его повезли в сторону Мытищинского района.

Они заехали в лесной массив, где его вытащили из машины на улицу и втроем начали избивать. А. достал из багажника нож, передал его третьему молодому человеку, которого не задержали. Этот человек ударил его по голове рукояткой ножа, остальные окружили его, чтобы он не убежал. При этом от А. и А. постоянно поступали угрозы и требование денег. Затем А. сказал, чтобы он позвонил Т. и попросил его привезти денежные средства в сумме 45 000 рублей. Он позвонил Т., и в ходе разговора Т. сообщил, что не сможет их найти. После этого, А. сказал, чтобы он сейчас отдал 12 000 рублей, а **** еще 30 000 рублей, на что он ответил, что согласен. А. позвонил Т. и сообщил, чтобы он нашел 12 000 рублей и отдал деньги через 20 минут у станции метро Пролетарская Т., который в свою очередь при получении денег об этом сообщит, и тогда его отпустят. По их действиям было понятно, что Т., А., А. и неустановленное лицо действуют сообща и заранее спланировали вывезти его в лесной массив с целью вымогательства денежных средств. Через некоторое время А. позвонил Т. и сказал, что деньги он получил. Они посадили его обратно в автомашину, довезли до метро Медведково. От метро он позвонил Т., который сказал, что он вместе с сотрудниками полиции и задержанным Т. находится около станции метро Пролетарская. Подъехав к указанному месту, они стали ждать А. Примерно в 3 или 4 часа ****А. приехал к метро, где был задержан сотрудниками полиции. Гражданский иск он не заявлял и не будет;

показаниями свидетеля Т., оглашенными в судебном заседании с согласия сторон, из которых усматривается, что**** с 17 часов 00 минут по 19 часов 00 минут он со своим другом Х. был на Бутырском рынке, который находился на метро Савёловская. В этот момент Х. позвонил неизвестный человек. В ходе разговора неизвестный человек назначил ему встречу у метро Площадь Ильича, сначала Х. отказался ехать на встречу.

После этого, Х. позвонил водителю Део Нексиа Т., которому должен был денег, узнавал про людей, которые ему звонили. Примерно в 19 часов 30 минут они с Х. приехали на станцию метро Пролетарская, где встретились с Т. Он предложил сесть к нему в автомобиль, на что они согласились. Х. сел на переднее сиденье. Х. должен был Т. денежную сумму в размере 6 000 рублей. Они начали разговаривать, и через несколько минут Т. попросил его выйти из автомобиля, пояснив, что хочет поговорить с Х. один на один. Он вышел из автомобиля и увидел, как в данный автомобиль сели трое неизвестных ему молодых человека азиатской внешности.

Через 2-3 минуты автомобиль с находившимися в нём людьми уехал. Он подождал у метро Пролетарская примерно один час, после чего начал звонить Х., так как стал беспокоиться за него. Позвонив на номер Х., он спросил, почему тот так долго не приезжает обратно, на что Х. пояснил, что его не отпускают, потом кто-то взял трубку и сказал, что Х. находится у них, и отпустят его только при условии, что он (Т.) передаст им 45 000 рублей, есть 30 минут для того, чтобы он нашёл деньги. Он сразу позвонил Т. и спросил его, где Х., при этом Т. пояснил, чтобы он делал всё так, как говорили ему по телефону.

Он попросил Т. отпустить Х., и он (Т.) выплатит его долг в сумме 6 500 рублей, на что Т. сказал, что теперь он ничего не решает, и надо общаться с теми людьми, с кем сейчас находится Х. После этого он начал звонить знакомым и искать деньги в сумме 45 000 рублей, так как беспокоился за жизнь и здоровье Х.. Он постоянно звонил Х., Х. говорил, что ему плохо, его избивают и требуют деньги, в противном случае грозят убить его. Примерно в 23 часа 00 минут ему позвонил с телефона Х. неизвестный человек и сообщил, что нужно найти 12 000 рублей за 20 минут и принести к метро Пролетарская. Понимая, что ему не найти такую сумму денег, он обратился в ОМВД России по Таганскому району г. Москвы. Он совместно с сотрудниками полиции выехал на назначенное место встречи, где был задержан сотрудниками полиции Т.;

показаниями свидетеля Н. в судебном заседании о том, что **** в Отдел МВД России по Таганскому району г. Москвы с заявлением обратился гражданин Т., который сообщил, что неизвестные лица удерживают его друга Х. и вымогают у последнего денежные средства в сумме 12 000 рублей. В ходе проведения оперативно–розыскных мероприятий им совместно с оперуполномоченным Х. и начальником ОУР ОМВД России по Таганскому району г. Москвы Ш. **** по адресу: **** по подозрению в совершении данного преступления были задержаны Т. и А..

Документов при А. не было. В ходе общения с задержанным А. последний пояснил, что у него имеется телефон с видеозаписью, на которой зафиксирован факт избиения Х. Было принято решение о проведении личного досмотра задержанного А. С этой целью он пригласил двух понятых, которым были разъяснены их права и обязанности. Примерно в 08 часов 00 минут в помещении кабинета был произведен личный досмотр А. Затем А. было разъяснено право воспользоваться услугами переводчика, на что последний пояснил, что в данных услугах не нуждается, он все понимал по-русски.

Также А. была разъяснена ст. 51 Конституции РФ.А. добровольно выдал находившийся при нем мобильный телефон марки Nokia 5230 в корпусе белого цвета. По факту изъятия А. пояснил, что данный телефон принадлежит ему, и на нем имеется видеозапись, фиксирующая факт избиения молодого человека Марселя по просьбе У. Телефон с сим-картой был упакован, опечатан и скреплен подписями присутствовавших лиц. По окончанию досмотра был составлен протокол, в котором расписались все участвовавшие лица, замечаний ни от кого не поступало;

показаниями свидетеля Д. в судебном заседании о том, что **** в Отдел МВД России по Таганскому району г. Москвы с заявлением обратился Т., который сообщил, что неизвестные лица удерживают его друга Х. и вымогают у последнего денежные средства в сумме 12 000 рублей. В ходе проведения оперативно–розыскных мероприятий им совместно с оперуполномоченным Ф. **** по адресу: **** был задержан по подозрению в совершении данного преступления А.;

Заявление в полицию Т. с просьбой привлечь к уголовной ответственности неизвестных лиц, которые **** похитили его друга Х. и вымогают денежные средства в сумме 12.000 рублей, угрожая убийством;

рапортом об обнаружении признаков преступления по факту обращения **** с заявлением Т. о том, что ****неустановленные лица совместно с Т. и А. удерживают Х. и вымогают деньги в сумме 12.000 рублей;

рапортом о задержании **** по адресу: **** А. по подозрению в совершении данного преступления;

рапортом о задержании **** по адресу: **** Т. по подозрению в совершении данного преступления;

рапортом о задержании **** по адресу: **** А. по подозрению в совершении данного преступления;

протоколом личного досмотра в присутствии понятых А., в ходе которого он добровольно выдал принадлежащий ему мобильный телефон марки NOKIA 5230 с сим-картой Мегафон, пояснив, что в нем имеется запись избиения Х., сделанная по просьбе Т.;

справкой ГКБ г. Москвы от **** о том, что у Х. установлен диагноз: ушибы, гематомы мягких тканей волосистой части головы, лица;

заключением судебно-медицинской экспертизы, из выводов которого следует, что у Х. выявлены повреждения в виде гематомы правой скуловой области, диаметром 6,0 см., гематомы в левой затылочной области, диаметром 4,0 см., которые могли быть причинены в результате ударных воздействий тупого твердого предмета (предметов) с приложением травмирующих воздействий соответственно локализации гематом. Обнаруженные повреждения, как в совокупности, так и каждое в отдельности, не являлись опасными для жизни, не повлекли за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности и поэтому расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью;

протоколом осмотра в присутствии понятых места происшествия по адресу: ****, где Х. вышел из метро и в 20 часов 00 минут **** встретился с Т. и его соучастниками;

протоколом осмотра в присутствии понятых с участием переводчика видеозаписи от **** с мобильного телефона Нокиа, изъятого в ходе личного досмотра А., из которого следует, что в телефоне имеются два файла. На первом файле у потерпевшего требуют вернуть долг с процентами за каждый день просрочки в размере 45.000 рублей, в связи с чем потерпевший звонит своему другу и просит найти деньги. На втором файле потерпевшего избивают;

вещественным доказательством, коим признана видеозапись от **** с мобильного телефона марки Nokia 5230, принадлежащего А., перекопированная на диск формата CD–R марки PHILIPS, хранящаяся в уголовном деле;

вещественным доказательством, коим признан мобильный телефон марки Nokia 5230 , изъятый в ходе личного досмотра А., хранящийся в камере хранения вещественных доказательств СО ОМВД России по Таганскому району г. Москвы по квитанции № от ****.

В судебном заседании потерпевший Х. изменил свои показания на следствии, указывая о том, что подсудимые ему не угрожали, а угрожали только неизвестные лица, Т. и А. его не били, били только неизвестные лица, а А. ударил его два раза ногой в лицо и просил вернуть долг Т. С А. он не общался. В лесной массив его не вывозили.

Однако, суд доверяет первоначальным показаниям потерпевшего Х. на следствии ****, которые даны им сразу после случившегося, полностью согласуются с показаниями свидетеля Т., а также свидетелей Н. и Д., а к показаниям Х. в судебном заседании и его последующим показаниям на следствии и в ходе очных ставок относится критически, поскольку в настоящее время спустя длительное время после происшедших событий и в последующем в ходе следствия Х., являясь земляком подсудимых, пытался помочь им избежать уголовной ответственности за содеянное, выгораживая их. По этой же причине показания потерпевшего на очных ставках с подсудимыми не могут быть объективными.

Доводы потерпевшего Х. о том, что он показания на следствии не давал и не читал протоколы допросов, не понимал по-русски, а переводчика не было, сотрудники полиции оказывали на него психологическое давление, суд считает несостоятельными, поскольку Х. все свои показания подписал, из его показаний следует, что ему разъяснялось право воспользоваться услугами переводчика, но он им не воспользовался, так как русским языком владел в полном объеме и в услугах переводчика не нуждался. Кроме того, на протяжении всего предварительного следствия у него был статус потерпевшего, поэтому довод Х. о том, что на него оказывали психологическое воздействие сотрудники полиции, заявляя, чтобы он подписал протокол допроса, тогда пойдет домой, представляется неубедительным и надуманным.

Свидетелю Т. также на следствии разъяснялось право воспользоваться услугами переводчика, которым он воспользоваться не пожелал, поэтому довод защиты о недопустимости протокола его допроса как доказательства по причине отсутствия переводчика является несостоятельным.

Органом предварительного расследования Т., А., А. обвиняются в совершении вымогательства, то есть требования передачи чужого имущества, под угрозой применения насилия, совершенного группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия.

Вместе с тем, в ходе судебного разбирательства данная квалификация действий подсудимых не нашла своего объективного подтверждения по следующим основаниям.

В судебном заседании из вышеизложенных показаний потерпевшего, свидетеля Т., других вышеуказанных свидетелей и вышеизложенных материалов дела в совокупности установлено, что Т. в качестве задатка за покупку автомобиля у Х. передал последнему денежные средства в размере 6.000 рублей, но Х. продал автомашину другому лицу, денежные средства не вернул. Т., А., А. и неустановленные лица, действуя совместно и согласованно, самовольно нарушая установленный законом порядок, в целях осуществления предполагаемого Т. права на денежные средства потерпевшего, стали требовать у Х. вернуть долг Т., причем с процентами за каждый день просрочки, в размере 45.000 рублей, угрожая применением насилия и избивая его, и прекратили свои самоуправные насильственные действия только после того, как Х. договорился с А. о передаче Т. в счет оплаты долга 12.000 рублей, после чего на встрече и после нее подсудимые были задержаны сотрудниками полиции.

При этом правомерность действий подсудимых оспаривалась потерпевшим и его другом Т., ставшим свидетелем вышеизложенных событий, который в момент совершения преступления обратился в правоохранительные органы. Кроме того, действиями подсудимых потерпевшему был причинен существенный вред в виде угроз физической расправой и избиения, что образует причинную связь. Угрозы физической расправой со стороны подсудимых и неустановленных лиц имели для Х. реальный характер, поскольку сопровождались применением к нему насилия со стороны не одного, а многих лиц. Более того,Х. сперва отвезли в тупик, где угрожали и избивали, а потом вывезли в лесной массив, где продолжили угрожать и избивать его.

При этом в действиях подсудимых нет признаков вымогательства, поскольку они требовали не чужое имущество, а денежные средства в счет оплаты долга Х. перед Т. с процентами за каждый день просрочки, причиняя существенный вред потерпевшему.

Суд считает довод подсудимого А. о том, что он насилие применял к потерпевшему, потому что был обижен на то, что Х. не возвращает деньги, обманывает его дядю Т., а не в связи с требованием долга, несостоятельным, поскольку из показаний потерпевшего не только в ходе следствия, но и в судебном заседании следует, что А. избивал его, при этом требуя у него денежные средства в счет оплаты долга Т.

Суд считает доводы подсудимых о том, что они не угрожали потерпевшему, насилия к нему не применяли, несостоятельными, поскольку они полностью опровергаются первоначальными показаниями потерпевшего Х. на следствии, которые логичны и последовательны, согласуются с показаниями свидетеля Т. и другими вышеприведенными доказательствами по делу в их совокупности, в частности, с заключением судебно-медицинской экспертизы о наличии у Х. телесных повреждений, с видеозаписью из телефона, изъятого у А., из которой следует, что у потерпевшего требуют вернуть долг с процентами за каждый день просрочки в размере 45.000 рублей, избивая его.

Из вышеприведенных показаний потерпевшего Х. и видеозаписи из телефона А. четко следует, что подсудимые осуществляют совместные и согласованные между собой действия по требованию у него возврата долга с процентами в размере 45.000 рублей, с этой целью угрожая ему физической расправой и избивая его вместе с неустановленными соучастниками.

Кроме того, в ходе следствия на первоначальном этапе подсудимые Т. и А. указывали о том, что Т. попросил А., чтобы тот совместно с другими лицами помог ему с применением насилия и угроз вернуть долг с Х., А., Т. требовали возврата долга у потерпевшего Т., А. угрожал ему физической расправой и избивал его совместно с неустановленными лицами.

При этом при допросах подсудимого Т. участвовал переводчик и адвокат, протоколы допросов Т. подписывал, замечаний никто не вносил. При допросах подсудимого А. участвовал адвокат, протоколы допросов А. подписывал, замечаний никто не вносил, в услугах переводчик А. не нуждался после разъяснения ему права воспользоваться услугами переводчика. При таких обстоятельствах доводы Т. и А. об отсутствии переводчика и адвоката при допросах являются несостоятельными. Кроме того, в судебном заседании суд убедился, что А. полностью владеет русским языком и в услугах переводчика не нуждается, поскольку отвечал на вопросы и частично давал показания на русском языке, опережая перевод. Кроме того, из показаний свидетеля Н. следует, что перед проведением личного досмотра А. он разъяснил ему право воспользоваться услугами переводчика, однако тот пояснил, что в услугах переводчика не нуждается, понимал по русски.

При таких обстоятельствах суд считает довод защиты об исключении из числа доказательств протокола личного досмотра А. и протоколов следственных действий с его участием в отсутствии переводчика несостоятельным, поскольку А. услугами переводчика не воспользовался после разъяснения ему соответствующего права, в услугах переводчика не нуждался, русским языком владел в полном объеме. Довод А. об оказании на него давления на следствии с целью подписания им показаний суд считает голословным, поскольку он не нашел объективного подтверждения в материалах дела.

А. первоначально на следствии также указывал о том, что между ним, неустановленными лицами, А. и Т. состоялся разговор, в ходе которого они пришли к выводу о том, что Х. не отдаст деньги им и скроется, Т. предложил увезти его и припугнуть, с этой целью они посадили потерпевшего в автомашину и вывезли его в г. Мытищи в лес, по дороге А. и неустановленное лицо требовали вернуть долг, в лесу они вновь требовали у потерпевшего возврата долга, А. и неустановленное лицо избивали Х. Доводы А. о том, что он не подписывал свои показания на следствии, адвоката не было, суд считает несостоятельными, поскольку все показания А. давал в присутствии адвоката, у которого не было никаких замечаний по итогам его допросов, в том числе и относительно подлинности подписи А. в протоколах допросов. В услугах переводчика А. не нуждался, в чем суд полностью убедился в судебном заседании, поскольку он давал показания на русском языке.

Все доказательства, в том числе протокол личного досмотра А., собраны и закреплены в соответствии с требованиями закона, поэтому являются относимыми, допустимыми и достоверными доказательствами по делу, а в совокупности достаточными для вывода суда о виновности подсудимых в совершении вышеописанного преступления.

Находя вышеизложенное обвинение доказанным, суд квалифицирует действия подсудимых Т., А., А. по ч. 2 ст. 330 УК РФ, поскольку они, при описанных в приговоре обстоятельствах, совершили самоуправство, то есть самовольное, вопреки установленному законом порядку совершение каких-либо действий, правомерность которых оспаривается гражданином, когда такими действиями причинен существенный вред, совершенное с применением насилия и с угрозой его применения.

При назначении наказания подсудимым суд учитывает характер и степень общественной опасности ими содеянного, а так же данные о личности каждого.

Т. ранее не судим, к уголовной и административной ответственности не привлекался, по месту жительства характеризуется положительно, по месту работы не охарактеризован ввиду отсутствия такового, содеянное им относится к преступлению средней тяжести. Наличие у Т. двоих малолетних детей 2005, 2006 годов рождения суд в соответствии с п. г ч.1 ст.61 УК РФ признает обстоятельством, смягчающим наказание. Суд также учитывает и наличие у него несовершеннолетнего ребенка 1997 года рождения, а также наличие в его семье еще двоих малолетних детей 2005, 2010 годов рождения, беременной жены, престарелых больных родителей.

А. ранее не судим, к уголовной и административной ответственности не привлекался, по месту жительства характеризуется положительно, по месту работы не охарактеризован ввиду отсутствия такового, в содеянном раскаялся, содеянное им относится к преступлению средней тяжести. Наличие у А. двоих малолетних детей 2010, 2013 годов рождения суд в соответствии с п. г ч.1 ст. 61 УК РФ признает обстоятельством, смягчающим наказание. Суд также учитывает наличие у него больного отца, ветерана МВД Кыргызской Республики, семейное положение.

А. ранее не судим, к уголовной и административной ответственности не привлекался, по месту работы характеризуется положительно, по месту временной регистрации жалоб на его поведение не поступало, содеянное им относится к преступлению средней тяжести.

Вместе с тем, суд в соответствии с п. в ч.1 ст.63 УК РФ признает совершение вышеописанного преступления в составе группы лиц по предварительному сговору обстоятельством, отягчающим наказание подсудимым, поскольку они совместно, согласованно между собой, распределив роли каждого из соучастников, совершили самоуправные действия в отношении потерпевшего Х., с применением насилия и угрозой его применения. При этом суд учитывает более активную роль А. и А. и менее активную роль Т. в совершенном преступлении.

С учетом всего вышеизложенного, принимая во внимание данные о личности подсудимых, а также общественную опасность и конкретные обстоятельства ими содеянного, роль каждого в совершенном преступлении, влияние наказания на исправление подсудимых и на условия жизни их семьи, мнение потерпевшего, не настаивавшего на строгом наказании подсудимым, суд считает, что исправление каждого подсудимого невозможно без изоляции от общества и назначает им наказание в виде реального лишения свободы.

Суд полагает необходимым назначить всем осужденным к отбытию наказания в виде лишения свободы исправительную колонию общего режима с учетом их данных о личности, которые на территории РФ постоянной регистрации не имеют, А. и Т. не работают, а также с учетом обстоятельств совершения преступления.

Суд полагает необходимым разрешить судьбу вещественных доказательств.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 307, 308 и 309 УПК РФ, суд

Приговорил:

Признать Т., А., А.А. виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 330 УК РФ, и назначить каждому наказание в виде лишения свободы:

- Т. - сроком на 1 (один) год с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима;

- А., А.А. - сроком на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Срок отбывания наказания осужденным Т., А., А. исчислять с зачетом их предварительного содержания под стражей со дня их задержания с ****.

Меру пресечения Т., А., А. до вступления приговора в законную силу в виде заключения под стражей оставить без изменения.

Вещественные доказательства:

видеозапись от **** с мобильного телефона марки Nokia 5230 , принадлежащего А., перекопированную на диск формата CD–R марки PHILIPS, хранящуюся в уголовном деле, - оставить там в течение всего срока хранения последнего;

мобильный телефон марки Nokia 5230 , изъятый в ходе личного досмотра А., хранящийся в камере хранения вещественных доказательств СО ОМВД России по Таганскому району г. Москвы по квитанции № от ****, - по вступлении приговора в законную силу обратить в собственность государства на основании п. г ч.1 ст.104.1 УК РФ как средство совершения преступления, принадлежащее осужденному А.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Московский городской суд в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей, - в тот же срок со дня вручения ему копии приговора. При этом осужденный вправе в течение 10 суток со дня вручения ему копии приговора либо со дня вручения ему копии апелляционного представления или апелляционной жалобы, затрагивающей его интересы, ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции, указав об этом в своей апелляционной жалобе либо направив в суд соответствующее ходатайство.

Вымогательство группой лиц, с применением насилия;

Вымогательство в особо крупном размере, группой лиц;

Вымогательство под угрозой распространения сведений;

Вымогательство за возвращение номерных знаков;

Вымогательство и другие составы преступлений;

Вымогательство под угрозой применения насилия;

Вымогательство и грабёж;

Вымогательство, убийство и тяжкие телесные повреждения;

Вымогательство телефона;

Вымогательство и похищение человека;

Самоуправство и вымогательство группой лиц;

Покушение на самоуправство;

Прекращение дела по самоуправству;

Самоуправство и вымогательство;

Самоуправство группой лиц;

Самоуправство с угрозой применения насилия;

Грабёж переквалифицирован в самоуправство;

Разбой и вымогательство группой лиц;

Сбыт наркотических средств не зачтён судом;

Незаконный сбыт наркотических средств;

Посредник в сбыте наркотических средств;

Уголовные дела

Незаконное хранение без цели сбыта психотропных веществ в значительном размере;

Незаконное хранение без цели сбыта наркотических средств в значительном размере;

Незаконное хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере;

Приобретение и хранение наркотического средства, без цели сбыта, в крупном размере;

Покушение, на незаконный сбыт наркотических средств в значительном размере;

Покушение на незаконный сбыт психотропного вещества в крупном размере;

Разбой, группой лиц по предварительного сговору;

Грабеж с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья;

Покушение на грабёж, без отягчающих обстоятельств;

Грабёж группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия;

Грабеж, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия;

Грабёж переквалифицированный в самоуправство;

Грабёж группой лиц и самоуправство;

Покушение на мошенничество группой лиц в крупном размере;

Мошенничество в сфере кредитования, группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере;

Мошенничество, совершенное с причинением значительного ущерба гражданину;

Покушение на мошенничество, с использованием своего служебного положения;

Мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину;

Пособник убийства не является его соисполнителем;

Что такое - уголовное право?

Система уголовного права;

Противоправное поведение потерпевшего не всегда принимается во внимание как смягчающее обстоятельство;

Изменение ответственности за хулиганство с учётом решения другого суда;

Активная помощь раскрытию преступления послужила основанием для смягчения наказания;

Возобновление уголовного дела на основании установления новых обстоятельств;

Разбой группой лиц. Ошибочная квалификация действий пособника и исполнителя разбоя по признаку "группой лиц по предварительному сговору" было исключена Верховным судом РФ из приговора;

Ознакомление осужденных с материалами уголовного дела;

Определение размера наркотического средства отнесённого к Списку I

Преступления против собственности

Кража;

Мошенничество;

Присвоение или растрата;

Грабеж;

Разбой;

Вымогательство;

Хищение предметов;

Причинение ущерба;

Неправомерное завладение автомобилем;

Умышленные уничтожение или повреждение чужого имущества, если эти деяния повлекли причинение значительного ущерба;

Уничтожение или повреждение чужого имущества в крупном размере, совершенное по неосторожности;

Приготовление к тяжкому или особо тяжкому преступлениям;

Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем;

Злоупотребление полномочиями лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации;

Умышленное причинение смерти спящему человеку;

Убийство сопряжённое с разбоем не может быть в то же время убийством из корыстных побуждений;

Суды г. Москвы;

Прокуратуры г. Москвы;

Самостоятельное исполнение приговоров;

Смягчающие обстоятельства;

Не применение амнистии;

Неправильное применение уголовного закона;

Нарушение уголовно-процессуального закона;

Задержание подозреваемого;

Избрание меры пресечения;

Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту;

Привлечение в качестве обвиняемого;

Презумпция невиновности;

Состязательность сторон;

Обжалование действий и решений следствия;

Жалоба в суд на действия следствия;

на главную

 

Рейтинг@Mail.ru