Уголовные дела районных судов г. Москвы по преступлениям против личности

Адвокат по уголовным делам: (926) 204-95-95; (915) 015-71-11; (495) 911-82-21

Адвокат по уголовным делам
Адвокат по уголовным делам Терентьевский П.А.

Убийство в ходе семейной ссоры.

Бабушкинский районный суд г. Москвы, с участием государственного обвинителя - помощника Бабушкинского межрайонного прокурора г. Москвы, потерпевшей, подсудимой Р., защитника в лице адвоката, рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении: Р., не судимой, обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ - убийство, установил:

Р. совершила убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, а именно: она, в период времени с 02 часов 05 минут 24 февраля 2014 года по 11 часов 57 минут 24 февраля 2014 года, находясь в квартире по месту своего проживания, по адресу: г. Москва, ул. Лётчика Бабушкина, д. 5, совместно со своим мужем Ф. и сыном К., в ходе внезапно возникшей ссоры между Р., К. с одной стороны и Ф. с другой стороны, на почве личных неприязненных отношений, она (Р.) действуя с умыслом на умышленное причинение смерти последнего, приискала в квартире по указанному адресу кухонный нож, после чего, реализуя свой преступный умысел, направленный на убийство Ф., подошла к К. и Ф., между которыми в этот момент происходила драка, и нанесла потерпевшему один целенаправленный удар ножом в правую боковую поверхности груди, причинив указанными своими действиями Ф. телесное повреждение в виде проникающего колото-резанного торакоабдоминального ранения, расположенного по правой боковой поверхности груди, по средней подмышечной линии, с повреждениями по ходу раневого канала: диафрагмы, печени, легкого, нижней полой вены, аорты, которое относится к повреждениям, причинившим тяжкий вред здоровью и повлекло наступление смерти Ф. на месте происшествия от массивной кровопотери.

Допрошенная в судебном заседании подсудимая Р. вину по предъявленному обвинению признала частично и показала, что она, вместе со своим старшим сыном - К. и своим мужем Ф. проживали в квартире по адресу: г. Москва, ул. Лётчика Бабушкина, д. 5.

24 февраля 2014 года они употребляли спиртные напитки. Примерно в 22 часа она легла спать на кресло-кровать, Ф. лег к себе на диван, а К. пошел к себе в комнату. Проснулась она примерно в 07 часов 30 минут 24 февраля 2014 года и прошла на кухню. В это время Ф. и К. спали. Она пошла на кухню, помыла посуду, приготовила завтрак. Затем, вышел Ф., попросил дать ему денег, но она отказала ему. В ответ на это, Ф. в коридоре стал ее оскорблять и она ушла на кухню. Затем, она услышала ссору между Ф. и К., а потом услышала грохот и крики К.: «Мама, он меня сейчас убьет».

Она вбежала в комнату и увидела, что Ф. лежал на К. и надавливал при этом тому левой рукой на шею. Она стала кричать, чтобы Ф. отпустил К., на что тот ответил ей, что сейчас его убьет, а потом и ее (Ф.). После этого, она на кухне взяла нож, которым нанесла удар Ф. в область правого бока. Затем, она вытащила нож и положила его в раковину, на кухне.

В это время она заметила, что лезвие ножа, которым она нанесла удар Ф., было в крови. Сразу же за нею, на кухню прибежал К., который сказал, что сейчас проверит пульс у Ф., а затем, вернувшись на кухню, сказал, что Ф. мертв. Испугалась, они с К. вышли на улицу, где употребили пиво, а потом, вернувшись домой, она попросила К. вызвать полицию.

Вместе с тем, суд находит вину подсудимой Р. в совершении инкриминируемого преступления полностью установленной и подтверждающейся следующими исследованными в ходе судебного разбирательства доказательствами:

- показаниями потерпевшей Ф. о том, что с 2010 года ее сын - Ф., вместе с женой Р. и сыном последней от первого брака проживали по адресу: г. Москва, ул. Лётчика Бабушкина, д. 5, около 22 час., ей на мобильный телефон позвонил К. и сообщил о том, что его мама убила Ф. конкретные обстоятельства происшедшего ей не известны. Ее сын со своей женой часто злоупотребляли спиртными напитками, часто ругались и дрались, Р. выгоняла ее сына из квартиры. При этом, Р. привлекала на свою сторону своих братьев, которые избивали Ф. Р. часто наносила телесные повреждения её сыну в ходе ссор, иногда хваталась за нож, угрожала и ей (потерпевшей Р.). Потерпевшая охарактеризовала подсудимую как неуравновешенную, вспыльчивую и злую женщину, которая постоянно угрожала ее сыну.

От сына ей известно, что тот хотел развестись с Р. и разменять квартиру, в которой они проживали, но Р. говорила, что не позволит сделать это. Ранее, она один раз наблюдала ссору между ее сыном и К., инициатором которой был К. При этом, ее сыну удалось удержать К., но когда он отпустил К., тот схватил сковородку, которой пытался продолжить избиение ее сына. После происшедшего она видела К., при этом никаких телесных повреждений у того она не видела. К. - физически сильнее Ф.

- показаниями свидетеля К. о том, что он проживал совместно с матерью Р. и отчимом Ф. в квартире, по адресу: г. Москва, ул. Лётчика Бабушкина, д. 5. С матерью у него (К.) сложились хорошие отношения, а с отчимом Ф. - плохие, между ними периодически возникали конфликты, причиной которых являлось то, что он не является родным сыном Ф. Обычно конфликты между ними заканчивались нецензурной бранью в отношении друг друга и только один раз конфликт закончился дракой - в 2013 году.

Тогда в отношении Ф. было возбуждено уголовное дело, но оно было прекращено за примирением. В дальнейшем, конфликты между ними продолжались и повторялись с периодичностью примерно 1-2 раза в месяц, но всегда заканчивались без применения физической силы. Так же и между его матерью и Ф. примерно 1-2 раза в месяц происходили конфликты, в ходе которых физической силы никто из них не применял.

23 февраля 2014 года, в вечернее время, он (К.) его мать Р. и отчим Ф. распивали спиртные напитки и примерно в 02 часа ночи разошлись спать. При этом, никаких конфликтов между ними не было. 24 февраля 2014 года он проснулся от того, что его мать ругалась с отчимом, и вышел в коридор, попытался выяснить, в чем суть их конфликта. Он спросил у отчима, что происходит, на что тот выразился в отношении него (К.) нецензурной бранью и начал вести себя агрессивно по отношению к нему, нанес ему (К.) несколько ударов кулаками обоих рук в голову, на что он так же нанес тому несколько ударов кулаками обоих рук.

Между ними завязалась драка, в ходе которой они переместились в комнату отчима и матери, где Ф. повалили его (К.) на пол и оказался на нем сверху, начал избивать его руками, стал плечом надавливать ему на шею. Он (К.) кричал и звал на помощь. Вдруг, Ф. обмяк и он освободился от Ф. После этого, он прошел на кухню, где мать ему сообщила о том, что она ударила Ф. ножом. Примерно, через час, он сообщил о произошедшем в полицию. Свидетель также показал, что не видел, как именно Ф. был нанесен удар ножом Ф., а нож он видел только в раковине, на кухне. Также, свидетель показал, что он физически сильнее Ф.;

- показаниями свидетеля Б о том, что им производилось предварительное расследование по уголовному делу в отношении Р., в ходе которого он допрашивал Р. в качестве подозреваемой и обвиняемой, а также - производил проверку ее показаний на месте. Им было разъяснено Р. право пригласить защитника по своему выбору, на что та пояснила, что приглашать адвоката не желает. После этого, для оказания юридической помощи Р. им был приглашен адвокат по назначению. Все допросы Р. и проверка ее показаний на месте производились с участием защитника.

Показания Р. в ходе ее допросов давались добровольно, записывались им (Б) в протокол соответствующего следственного действия. Затем, с протоколом ознакомились Р. и ее защитник, после чего подписали эти протоколы. Никакого противоправного воздействия в отношении Р. никем в его присутствии не оказывалось и о таких фактах ему ни Р., ни ее защитник - не заявляли. Также, свидетель отметил, что на период производства с нею следственный действий Р. на состояние здоровья не жаловалась и об оказании ей медицинской помощи - не ходатайствовала;

- рапортом следователя Б от 24 февраля 2014 года, согласно которому, в 13 часов 00 минут, в квартире по адресу: г. Москва, ул. Лётчика Бабушкина, д. 5, обнаружен труп Ф., с признаками насильственной смерти в виде колото-резаной раны грудной клетки слева /л.д. 11/;

- протоколом осмотра места происшествия от 24 февраля 2014 года, согласно которому, при осмотре квартиры по адресу: г. Москва, ул. Лётчика Бабушкина, д. 5, имевшего место в период времени с 13 часов 00 минут по 16 часов 10 минут указанного выше дня, были обнаружены:

- в помещении кухни, в раковине, обнаружен помещенный в воду нож, который изъят и упакован;

- в одной из комнат обнаружен труп Ф., который расположен на полу, ногами в сторону межкомнатной двери, головой - в сторону окна, По состоянию на 15 час. 05 мин. температура трупа в прямой кишке составила + 30 градусов по Цельсию при температуре окружающего воздуха + 22 градуса по Цельсию, а на 16 час. 05 минут - + 29 градусов при температуре окружающего воздуха + 22 градуса по Цельсию. На трупе обнаружены повреждения, в том числе: кровоподтек в области нижнего века левого глаза; ссадина в области нижнего века левого глаза; из наружных носовых ходов подтеки крови; в области верхней губы, справа, вертикальная поверхностная рана; в области слизистой оболочки верхней губы слева - кровоподтек; в области левой ушной раковины и заушной области - кровоподтек; на передней поверхности грудной клетки, слева, в проекции ключицы; - на передней поверхности грудной клетки, справа, рана, из которой подтекает кровь;

- с дивана изъята наволочка с веществом бурого цвета /л.д. 12-32/;

- протоколом проверки показаний на месте, в ходе которой, Р. в г. Москва, ул. Лётчика Бабушкина, д. 5, указала на обстоятельства, при которых она 24 февраля 2014 года, около 09 час. 10 мин., нанесла удар ножом своему мужу - Ф. /л.д. 105-118/;

- протоколом осмотра предметов от 25.02.2014, согласно которому в установленном порядке, были осмотрены предметы, изъятые в ходе осмотра места происшествия квартиры по адресу: г. Москва, ул. Лётчика Бабушкина, д. 5 - наволочка со следами крови и кухонный нож, которые приобщены к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств /л.д. 155-157; 173/;

- заключением эксперта, согласно которому, при исследовании трупа Ф. обнаружены повреждения:

- проникающее колото-резаное торакоабдоминальное ранение, расположенное по правой боковой поверхности груди по средней подмышечной линии, на высоте 127,5 см от подошвенной поверхности стоп, имеет раневой канал длиной 14,8 см, направленный справа налево, спереди назад, снизу вверх. По ходу раневого канала повреждены: диафрагма, печень, легкое, нижняя полая вена, аорта. По признаку опасности для жизни указанная рана относится к повреждениям, причинившим тяжкий вред здоровью и состоит в прямой причинной связи с наступлением смерти. Рана была нанесена от неоднократного удара плоским острым орудием, обладающим колюще-режущими свойствами, каковым мог быть нож, имеющий острый конец, одностороннюю заточку клинка, обух толщиной до 0,2 см, ширину не более 2,1 см на уровне погружения и длину клинка не менее 14,8 см до уровня погружения его в кожу;

- ссадина теменной области, ушибленная рана носа, кровоподтек и ушибленная рана левого глаза, ссадины ушных раковин, ссадина груди, кровоподтеки живота, ссадина спины, ссадины верхних и нижних конечностей, которые образовались незадолго до наступления смерти пострадавшего от неоднократного воздействия твердого тупого предмета (предметов), которые не вызывают временного расстройства здоровья и относятся к повреждениям, не причинившим вреда здоровью, в причинной связи с наступлением смерти не состоят.

Все обнаруженные повреждения - прижизненные, возникли в короткий промежуток времени, исчисляемый несколькими минутами, одно за другим, с указанными повреждениями пострадавший жил не более 30-60 минут.

Смерть Ф. наступила от массивной кровопотери, развившейся в результате проникающего колото-резаного торакоабдоминального ранения с повреждением диафрагмы, печени, легкого, нижней полой вены и аорты и наступила примерно за 8-12 часов до
момента фиксации трупных явлений при осмотре трупа на месте его обнаружения.

При судебно-химическом исследовании в крови и моче от трупа Ф. обнаружен этиловый спирт в концентрации в крови - 2,4 %,
в моче 3,4 %, что соответствует у живых лиц алкогольному опьянению средней степени.

Судебно-медицинских данных за то, что поза трупа Ф. изменялась, не обнаружено /л.д. 56-68/;

- показаниями эксперта о том, что им производилась судебно-медицинская экспертиза трупа Ф. Эксперт полностью подтвердил выводы ранее данного им заключения, разъяснил их, а также уточнил, что ножевое ранение Ф. было причинено неоднократным ударом плоским острым орудием, обладающим колюще-режущими свойствами, а не неоднократным, как это ошибочно указано в экспертном заключении;

- заключением эксперта, согласно выводам которой, на изъятой с места происшествия наволочке, в одном исследованном пятне, обнаружена кровь человека, которая могла произойти от Ф. и не могла произойти от Р. и К., а ещё в 4-х исследованных пятнах, обнаружена кровь человека, которая могла произойти от К. и не могла произойти от Ф. и Р. /л.д. 162-163/.

В соответствии с заключением проведенной Р. амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы, у нее не обнаруживалось в период инкриминируемого ей деяния и не обнаруживается в настоящее время признаков какого-либо хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики, которое лишало бы её способности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Клинических признаков синдрома зависимости от алкоголя и наркотических веществ у нее не выявлено. В настоящее время по своему психическому состоянию она может в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать о них показания, участвовать в следственно-судебных действиях. В применении в отношении неё принудительных мер медицинского характера Р. не нуждается.

В судебном заседании изучались личности потерпевшего Ф. и подсудимой Р. и было установлено, что они не судимы, на учетах у нарколога и психиатра не состоят, жалобы на их поведение по месту проживания от соседей в ОМВД по району Свиблово г. Москвы не поступали, оба злоупотребляли спиртными напитками. Ранее, ДД.ММ.ГГГГ года, Р.обращалась в ОМВД с заявлением о причинении ей телесных повреждений Ф. /л.д. 51-52; 70-74; 127-137/.

Исследованные в судебном заседании и положенные в основу приговора доказательства суд признает допустимыми, поскольку они получены в установленном уголовно - процессуальным законодательством РФ порядке.

Оценивая приведенные выше заключения экспертиз, суд находит их обоснованными и достоверными, доверяет им, поскольку экспертные исследования проведены специалистами в соответствующих областях знаний, имеющими соответствующее образование и значительный стаж работы по специальности, а выводы экспертиз обоснованы, научно аргументированы, не противоречивы и подтверждаются другими доказательствами по делу.

С учетом выводов амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы, на основе исследованных в судебном заседании доказательств, данных о личности подсудимой Р., ее поведения на месте совершения инкриминируемых ей действий и в судебном заседании, суд приходит к выводу о том, что Р. в период совершения инкриминируемых ему деяний могла в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, в настоящее время она также может в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, а поэтому признает подсудимую Р. вменяемой по отношению к инкриминируемому ей деянию.

Оценивая приведенные выше показания потерпевшей Р., суд находит их соответствующими действительности и доверяет им, поскольку они последовательны, согласуются между собой при изложении существенных для дела обстоятельств и объективно подтверждаются другими доказательствами по делу.

Оценивая приведенные выше показания свидетеля К. и подсудимой Р., суд находит их не в полной мере соответствующими действительности, поскольку ими на различных этапах производства по делу давались противоречивые показания, оба они, находясь в близких родственных отношениях, заинтересованы в благоприятном для подсудимой истечении рассмотрения уголовного дела, в связи с чем суд доверяет их показаниям в той части, в которой они не опровергаются иными доказательствами по делу.

Так, в ходе предварительного расследования свидетель К. по-иному излагал обстоятельства происшедшего и указывал, что 24 февраля 2014 года, утром, он проснулся из-за того, что между его матерью Р. и отчимом - Ф. возник конфликт, а когда он попытался выяснить причину конфликта, Ф. начал агрессивно вести себя по отношению к нему (К.) и подверг избиению, нанося при этом ему удары руками (л.д. 84-87).

В дальнейшем же, в судебном заседании, свидетель изменил свои показания и пояснил, что в ходе конфликта, имевшего место между ним и Ф., когда они упали на пол и Ф. оказался на нем, Ф. стал надавливать ему рукой на шею. Изложенное свидетельствует о непоследовательности и противоречивости показаний свидетеля относительно обстоятельств происшедшего.

Подсудимая Р. также, будучи допрошенной на стадии производства по уголовному делу предварительного расследования в качестве подозреваемой и обвиняемой, а также - в ходе проверки ее показаний на месте, последовательно показывала, что изначально конфликт возник между Ф. и Р., в ходе этого конфликта он наносил К. удары руками и ногами по голове и туловищу, и ничего не указывала о том, что Ф. надавливал рукой на шею К. (л.д.101-104; 105-108; 189-192). Однако, впоследствии, в судебном заседании, эти показания ею были изменены и она заявила о том, что Ф. надавливал левой рукой на шею С.

Кроме того, показания подсудимой относительно изложенных обстоятельств применения насилия со стороны Ф. в отношении К. не нашли своего объективного подтверждения, поскольку при освидетельствовании К. 24 февраля 2014 года у того не были обнаружены какие-либо телесные повреждения в области туловища, куда по утверждению подсудимой Ф. наносил К. удары ногами и руками, и в области шеи, куда по ее же показаниям, Ф. надавливал рукой (л.д. 40).

Оценивая приведенные показания подсудимой, суд приходит к выводу о том, что они противоречивы, были изменены подсудимой даны подсудимой с целью избежать ответственности за совершенное преступление - как избранный подсудимой способ защиты от предъявленного обвинения.

Анализируя показания подсудимой Р. в той части, что она нанесла удар ножом Ф. в связи с тем, что опасалась за свою жизнь и за жизнь своего сына, поскольку Ф. нажимал рукой на шею ее сыну - К., суд находит их не убедительными, поскольку, как это изложено выше, показания Р. и К. в указанной части не последовательны и противоречивы.

Кроме того, суд принимает во внимание, что в соответствии со справкой, выданной городской поликлиникой № гор. Москвы от 24 февраля 2014 года (л.д. 40), у К. установлены повреждения в виде «ушибов мягких тканей, ссадин области правого надбровья и правой кисти» и не обнаружены какие-либо повреждения в области шеи. Не упоминали он и Р. о попытке удушения К. со стороны Ф. в ходе всего предварительного расследования. Из показаний К. следует, что он физически более сильнее Ф. Последнее обстоятельство объективно подтверждается и заключением судебно-медицинской экспертизы трупа Ф., согласно которому, у последнего установлено значительно большее, чем у К., количество телесных повреждений в виде ссадин, ран и кровоподтеков различных частей тела. Из показаний подсудимой и К., какие-либо предметы в качестве орудия причинения телесных повреждений Ф. в отношении К. не применялись.

При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу о том, что на момент причинения Р. ножевого ранения Ф., в результате которого наступила смерть последнего, отсутствовала объективная опасность для жизни и здоровья ее (Р.) и К., а ее действия не были совершены в условиях необходимой обороны.

То обстоятельство, что между Р. и Ф., а также - между Ф. и К. ранее (в 2011 и 2012 годах соответственно) имели место конфликты, сопряженные с применением насилия по отношению к ним со стороны Ф., само по себе не может свидетельствовать о том, что примененное им 24 февраля 2014 года в отношении К. насилие представляло реальную опасность для жизни последнего.

На основании изложенного, суд не находит оснований для какой-либо переквалификации действий Р. и квалифицирует их как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, - по ч. 1 ст. 105 УК РР.

При назначении подсудимой наказания суд учитывает: - характер и степень общественной опасности совершенного преступления, которое относится к категории особо тяжких и оснований к изменению которой на менее тяжкую суд не находит с учетом фактических обстоятельств совершения преступлений и их общественной опасности; - личность подсудимой, которая не судима, имеет одного малолетнего ребенка.

В соответствии с положениями п. «а» ч. 1 ст. 61 УК РФ, то обстоятельство, что подсудимая имеет малолетнего ребенка, суд признает в качестве обстоятельства, смягчающего ей наказание.

В то же время, с учетом изложенных выше фактических обстоятельств совершения преступления, его характера, тяжести и степени общественной опасности, суд не находит возможным исправление подсудимой Р. без изоляции от общества, а также исключительных смягчающих ей наказание обстоятельств, влекущих назначение наказания ниже низшего предела, предусмотренного санкцией соответствующей статьи особенной части УК РФ, назначает ей наказание в виде лишения свободы, без дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

В соответствии с положениями п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ, суд назначает Р. отбывание наказания в исправительной колонии общего режима - как совершившей преступление, относящееся к категории особо тяжких.

Вещественные доказательства по делу - хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств Бабушкинского МРСО гор. Москвы кухонный нож и срез с наволочки - по вступлению приговора в законную силу надлежит уничтожить.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 307, 308 и 309 УПК. РФ, приговорил:

Признать Р. виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, и назначить ей наказание в виде лишения свободы на срок 07 (семь) лет, с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Меру пресечения в отношении осужденной Р. до вступления приговора в законную силу оставить прежнюю - в виде заключения под стражу.

Срок отбывания наказания осужденной Р. исчислять с зачетом периода ее содержания под стражей до постановления по делу приговора.

Вещественные доказательства по делу - хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств Бабушкинского МРСО гор. Москвы кухонный нож и срез с наволочки - по вступлению приговора в законную силу - уничтожить.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Московский городской суд через Бабушкинский районный суд г. Москвы в течение десяти суток со дня провозглашения, а осужденной, содержащейся под стражей, в тот же срок со дня вручения ей копии приговора.

Осужденная и потерпевшая вправе участвовать в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.

на главную

Уголовные дела районных судов г. Москвы по преступлениям против личности;

Уголовный процесс;

Убийство в квартире;

Убийство на почве ревности;

Убийство в ходе ссоры;

Убийство в драке;

Убийство из ревности;

Убийство в состоянии алкогольного опьянения;

Убийство из неприязненных отношений и кража;

Убийство и кража с причинением значительного ущерба;

Убийство в ходе семейной ссоры;

Практика уголовных дел районных судов г. Москвы;

Практика уголовных дел районных судов г. Москвы по хищениям;

Уголовные дела;

Судебная практика по обороту наркотиков;

Судебная практика;

Прокуратуры г. Москвы;

Задержание подозреваемого;

Избрание меры пресечения;

Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту;

Привлечение в качестве обвиняемого;

Презумпция невиновности;

Состязательность сторон;

Обжалование действий и решений следствия;

Жалоба в суд на действия следствия;

Рейтинг@Mail.ru